Кибернетические преступления могут быть приравнены к краже

Законодательство >> 13.09.2016
Кибернетические преступления могут быть приравнены к краже

Сбербанк России в партнерстве с МВД разработал законопроект, который существенно ужесточает уголовную ответственность за совершение кибернетических преступлений. Отметим, что согласно заявлению заместителя начальника Главного управления безопасности и защиты информации Центробанка А. Сычева регулятор положительно оценил данную законодательную инициативу.

Разработанный специалистами Сбербанка России документ предлагает признать кибернетические преступления кражей, но при этом устанавливает более строгое наказание за такие преступные посягательства. Напомним, что согласно действующему законодательству подобные деяния квалифицируются правоохранителями как мошеннические действия.

По словам Сычева, сложившаяся судебная практика привела к тому, что злоумышленникам, похищающим миллионы рублей, суд в итоге присуждает наказание в виде трех лет лишения свободы условно, что в корне неправильно. Отметим, что согласно ст. 159.6 действующего УК РФ мошенничество в сфере компьютерной информации карается лишением свободы до 10 лет. В качестве дополнительного наказания используется штраф, размер которого может достигать одного миллиона рублей.

По словам источника, близкого к Банку России, при рассмотрении уголовных дел о кибернетических преступлениях государственному обвинению далеко не всегда удается добиться для преступников максимально возможного наказания. Дел в том, что при квалификации уголовно наказуемого деяния по статье мошенничество под крупным размером причиненного ущерба необходимо подразумевать сумму в 1,5 млн рублей, а под особо крупным — 6 млн. Вместе с тем, квалифицируя содеянное по статье кража, крупным можно признать ущерб от 250 000 рублей, а особо крупным — от одного миллиона рублей.

По мнению главы аналитического агентства Zecurion Analytics В. Ульянова, определенное рациональное зерно в законодательной инициативе Сбербанка России определенно имеется. Правда, необходимо предельно четко сформулировать состав кибернетического преступления. Ведь установка на персональный компьютер нелицензионного программного обеспечения, по сути, также является кибернетическим преступлением. Следовательно, возможность двоякой трактовки квалифицирующих признаков уголовно наказуемого деяния должна быть полностью исключена.